Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)

Точка: 50.471522, 40.036062 (Воронежская область, Белогорье, д.Кирпичи)

Белогорский пещерный монастырь — точка, которая произвела наибольшее впечатление во всей Воронежской области. Настолько большое, что ровно через год после ее посещения, мы вновь приехали в Воронеж, с целью посмотреть остальные популярные пещерные комплексы (Дивногорье и Костомарово).

Внимание, спойлер! По сравнению с Белогорьем остальные точки — жалкое подобие. Если ехать, то в первую очередь в Белогорье.

DSC_8926-111-Blog-80 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
1.

Дорога достаточно простая, хотя и неблизкая. В 2017 ом ее грунтовую часть (с.Белогорье — д.Кирпичи — монастырь) старательно убирали в асфальт. Думаю, что к моменту написания заметки она будет проходима для любого автомобиля. А единственное, что станет проверкой стойкости духа посетителя — расстояние от больших городов. Но, повторюсь, ехать стоит. “И сейчас я вам покажу почему!” — …

DSC_8927-93-Blog-5 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
2.

…мог бы я сказать, если бы в храмах можно было снимать без благословения, и если бы я, будучи тру-фотографом, готовился специально к съемке внутри пещер, и если бы во время экскурсии руки не были заняты ребенком. То есть шансов снять что-то внутри не было никаких изначально.

Позже я видел чужие кадры из Белогорья и других пещер Воронежской области (уважаемый читатель их без труда найдет). Увы, как бы красиво не было снято — с реальными ощущениями от нахождения в пещере нет ничего общего.

Пещера она темная, узкая. Стены белые, с примесью плесени и копоти. От церковных свечей света почти нет. Видно по кусочку стены с каждой стороны и только-то.

Монах-экскурсовод идет где-то впереди совсем без света, лишь изредка включая фонарь, чтобы показать что-то особенное. Он скорее слышится, чем видится. Посторонних звуков нет. Только шаги и размеренный, почти безэмоциональный, словно чтение молитвы, рассказ про монастырь. Пещера длинная. Есть время послушать рассказ.

DSC_8931-214-Blog-116 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
3.

Для начала нас знакомят Марией Константиновной Шерстюковой (1740 г.р.), “дамой, приятной во всех отношениях, только работать не хочет. А напротив, ведёт антиобщественный образ жизни.” (с) Жеглов

Была она дочерью казака Константина Босого и родилась в уездном городе Бирюче, Воронежской губернии. После обращения украинских казаков в казенных поселян, называвшихся войсковыми, Константин Босой в 60-х годах XVIII в. перешел на жительство в слободу Белегорье. [1]

К этому моменту Мария готовилась перейти в категорию «старых дев» (было ей уже 25 лет) и имела стойкие пристрастия к алкоголю, да крайне дурной характер в придачу. Кое-как гражданку выпихнули замуж.  Брак продлился около 20 лет, но характера не исправил и от бухла не отвадил.

Овдовевши, предалась нетрезвости и разврату, прожила все имущество своего мужа и принуждена была наниматься в работницы к людям. Но и тут, по непостоянству своему и худому поведению, нигде не могла ужиться. Дети ее с малых лет проживали в прислугах у разных людей. Оставаясь без средств, она для пропитания своего прибегала к шарлатанству, занимаясь колдовством и ворожбою. [1]

Стоит ли говорить, что односельчане ее, мягко говоря, не любили.

DSC_8933-219-Blog-53 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
4.

В 1795 году Шестакову посетила вполне закономерная “белочка”… понесло ее, к радости окружающих, в Киев. То ли в поисках заработка (нищенствовать в большом городе — занятие прибыльное), то ли местные выгнали (забодала всех, что та коза), то ли в сознании чего-то того … повернулось.

В Киеве она провела около года. Денег на излишества и возлияния Киев не прибавил. Нищенствовала. Ходила по монастырям. Постепенно втянулась в околомонастырскую жизнь. Пришла к исповеди со всей доступной открытостью.

Исповедалась она у какого-то лаврского иеромонаха, о имени коего она не озаботилась узнать. [1]

Иеромонах явно зал, о положительном влиянии воздержания и ударного физического труда на процессы избавления от Зеленого Змия и вообще на улучшение характера. А еще он был, как минимум, знаком с Белогорьем и, не мудрствуя лукаво, “советовал ей, избрав в этой горе уединенное место, ископать пещеру для занятия богомыслием, по примеру преподобного Антония Киево-Печерского”. [1] (“Прапорщик, запишите эти простые, но, в то же время, великие слова (с) х\ф ДМБ.)

DSC_8934-182-Blog-58 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
5.

Идея “трудиться, а не бухать” оказалась для Марии настолько внезапной и свежей, что она вернулась в Белогорье в сильно измененном состоянии сознания.

“В 1796 году, раздавши детей своих по родным, весною она уединилась в покрытую лесом гору над рекою Доном, избрав понравившееся ей место недалеко от хутора Кирпичи, выделившегося из с. Белогорье, и начала железною киркою копать пещеру. “ [1]

Через несколько дней ей во сне явился упомянутый иеромонах и пояснил, что роет она не там, где надо. А надо несколько в другом месте. Да не просто рыть, а искать мощи древних святых отцов — древних христиан, которые когда-то где-то тут тоже рыли пещеры (древние христиане вообще были профессионалами в рытье подземелий, на зависть некоторым гномам Железных холмов).

За следующие пару лет Мария, питаясь на подаяния, прорыла около 17 метров по прямой. И стала местной достопримечательностью. На нее и ее труд приходили смотреть, как на диковинку (ничто так не привлекает, как непонятное).

DSC_8936-71-Blog-249 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
6.

Местным подобные хождения не нравились. Любви и понимания «Мария 2.0» у них не нашла (старая память оказалась сильнее). Ее, вполне закономерно,  воспринимали как чуждый элемент, которому не место даже не в обществе, в округе вообще. И началось.

Первая «телега» на нее поступила местному протоиерею М. Яковлеву в 1800 году от двух священников Белогорских церквей. Мол, нарушает, роет, сбивает паству с пути. Яковлев попытался воздействовать на Марию голосом, но безрезультатно. Его преемник (через шесть лет ) оказался более настойчивым:

“в 1806 году свящ. Иоанн Ставров донес об этом Преосвященному Арсению II Воронежскому, в бытность его в г.Павловске; а Преосвященный Арсений просил Губернское Правление об уничтожении пещеры. В том же году от Острогожского земского суда последовал приказ – вынести из пещеры св. иконы и кресты и вход в пещеру заложить, а пещернице Марии строго подтвердить, чтобы она впредь не дерзала рыть пещеры, и за этим иметь неослабный надзор Острогожскому земскому суду. Пещера была заложена в начале 1807 года. Так как дело было отдано в ведение земской полиции, то белогорское духовенство не имело никакого наблюдения за Мариею и за ее пещерами.” [1]

Прошу заметить: первое — никакой “богоборческой власти” (тм), второе — как элегантно духовенство сохранило свое реноме.

DSC_8938-47-Blog-254 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
7.

В 1807 году пещеру вскрыли и работа по ночам продолжилась. А Марию “загребли” в СИЗО Острогожска, но вскоре выпустили за отсутствием состава преступления. Непонятное и гонимое властью мирской да духовной — идеальное сочетание для привлечения людей во все времена. Работа в пещерах продолжилась уже группой  людей не смотря на запреты.

Церковь, как любая большая организация, долго запрягает и разгоняется, но если процесс уж запущен, то остановить его решительно невозможно. Приходские священники твердым шагом вышли на тропу войны.

Не получилось решить через свое руководство, не получилось через мирское, значит надо бить по саму больному — по деньгам. Тем более что, как по заказу, в 1809 году эксклюзивное право розничной продажи свечей государство передало церкви. И уже в 1811 соответствующий донос про «незаконную продажу свечей в Белогорских пещерах» поступает Архиепископу Воронежскому Антонию I (впрочем, желаемого результата это не принесло).

DSC_8951-119-Blog-253 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
8.

Белогорские священники не отчаялись, они вообще заслуживают отдельной медали за “упорство и упоротость”. Не получилось решить вопрос с действующим начальником  — получится со следующим (мысль про “работать с паствой и Марией”, видимо, была отринута, как «бесовская»).

“В 1816 году с.Белогорье посетил Преосвященный Воронежский Епифаний [новый начальник- прим. — #СП] для освящения Преображенского храма. Здесь он объявил, что получено Высочайшее повеление – пещеру упразднить и Марию пещерницу за ослушание предать суду. Такая судьба пещер вызывалась тем, что епархиальное начальство доносило Св. Синоду ежегодно с 1814 г. о том, что Шерстюкова не только роет пещеры, но и рассеивает семена суеверия и производит незаконную продажу свечей. Гражданское начальство о том же доносило в Министерство Внутренних дел. Но сообщение Преосвящ. Епифания оказалось неверным…” [1]

В этой истории вообще прекрасны все участники. И мирские власти, которые не могут выполнить судебных решений; и духовные, которые не стесняются чуть ли не прямых подлогов; и духовные на местах, которые с упорством дятла пытаются запретить копание; и Мария, которая откровенно плюет на мирских и духовных, и, что твой крот, продолжает рыть ходы и привлекать людей к этому занятию. Просто великолепно! Продолжаем.

DSC_8957-59-Blog-88 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
9.

В конце 1817 г. огребли все причастные аж с самого верху, от самого Императора Александра I.

“Преосвященный Епифаний получил от Министра Духовных Дел и Народного Просвещения князя А.Н.Голицына следующее отношение: «Государь Император, узнав чрез Комитет министров, что в Воронежской Епархии, в Острогожском уезде, близ с. Белогорья, более двадцати лет назад начата некою казацкою женою Шерстюковою пещера, о коей в недавнем только времени поступило в Св. Синод донесение с объяснением происходящих в народе суеверных толков и с требованием от местного гражданского начальства содействия к уничтожению пещеры, Высочайше изволил заметить, что первоначально следовало бы духовному начальству более углубиться в рассмотрение сего происшествия, как от давних лет приявшего свое начало, и узнать в подробности о состоянии Шерстюковой и ее действиях в пещере, дабы определительнее решить, не скрывается ли в том какой ереси, либо раскола. Вследствие чего Государь Император повелел ему, Министру, снестись немедленно с Воронежским Гражданским Губернатором и требовать удовлетворительных сведений для представления на Высочайшее усмотрение. Государь выразил желание, чтобы губернатор вошел в положение старухи и что нужно для нее сделал, чтобы она безбедное имела пропитание и чтобы он лично от нее узнал, чего она хочет». (Архив Св. Синода, 1817, №196). “ [1]

Столичная власть проявила неподдельный интерес и пожелала разобраться в происходящем. Губернатор был вынужден войти в положение, принять требуемую позу сам, поставить в аналогичную позу кого следует и вникнуть в ситуацию. Крамолы, раскола и ереси в действиях Марии он не нашел. Государь с выводами согласился и повелел оказать Марии максимальное содействие. Копать разрешить, доступ в пещеру не ограничивать, рассмотреть запрос Шерстюковой о постройке и освящении пещерной церкви, выделить денег на ее возведение.

DSC_8959-192-Blog-146 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
10.

Тут же для оценки целесообразности строительства столь замысловатой церкви была отправлена комиссия, которая постановила, что дело богоугодное и задумка интересная (да еще вопрос у Самого на контроле). Прикинула смету почти в 5800 рублей, притянула стандартную практику софинансирования проекта и поинтересовалась у Шерстюковой: когда же она будет готова сделать первый платеж со своей стороны. Куда их послала бойкая старушка — история умалчивает, но, смею предположить, что “самый задний темный и узкий проход ее пещеры» там точно фигурировал.

Попытка сэкономить бюджетные средства провалилась. Комиссия ополовинила бюджет (надо же хоть как-то показать эффективность) и отбыла в столицу. А Мария получила 2500 рублей из казны. И уже 30 августа 1819 года церковь была освящена в честь Святого Александра Невского. Это настолько открыто намекало на благодетеля Александра I, что упоминавшийся выше Голицын попытался тонко намекнуть Марии о скромности государя. Мол, церковь можно посвятить Святой Троице или Воздвижению Креста Господня и вообще “Скромнее надо быть” (с). Мария пожелание приняла к сведению, но осталась при своем мнении.

Лучшего пиара для свежеоткрытой церкви и пещер придумать сложно. Народ не просто пошел, он повалил толпами. Церковь быстро начала приносить вполне живые деньги.

DSC_8961-155-Blog-46 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
11.

Например, в 1821 г., при входе в церковь от реки Дон началось разрушение породы, появилась угроза обрушения свода. За ремонт заплатили 3342 р. 50к. из церковных денег. А, например, в 1824 г. еще большую сумму — 4625 р., которые отправили на пожертвования “в пользу бедных духовного звания”. Неплохо!

Впрочем, все это благолепие нисколько не охладило противоборство между Шерстюковой и местной духовной властью в лице протоиерея Иоанна Ставрова и епископа Епифания. Стороны обменивались доносами, писали жалобы в Синод и делали друг другу мелкие гадости. И даже смерть Марии в 1822 году не смогла поставить точку в этом развлечении.

“Священник Илия Мишин похоронил ее не на общем приходском кладбище, а вблизи пещеры. За это он был оштрафован 10-ю рублями в пользу вдов и сирот духовного звания. На допросе Мишин показал, что сделал это, не получивши определенного ответа на свой запрос от благочинного прот. Сцепенского. А так как тело Марии стало предаваться тлению, то он, по просьбе родственников Марии, и решился похоронить ее на горе близ пещеры.” [1]

То есть пока руководство вяло размышляло, где же хоронить, простой священник волей или неволей, но приравнял Шерстюкову к духовенству, фактически похоронив ее на территории церкви. Духовное руководство вынужденно съело сей факт, но подмяло церковь полностью под себя и наконец-то закрыло пещеры для дальнейшего копания.

Продлилось это не долго. В 1823 нашелся некий подвижник Иаков, который пробрался в пещеры и жил в них какое-то время (пока о нем не настучали в Епархию). Были и другие.

Самым известным стал старец Иван Алексеевич Тищенко. “Он пришел в пещеры еще при жизни Марии и начал копать свои особые пещеры, но с мыслию соединить их с прежде бывшими. Иван Алексеевич скончался и погребен в усыпальнице близ гроба Марии и наравне с нею…” [1]

К концу 50-х годов XIX века пещеры и пещерная церковь имеют постоянный поток паломников, некоторое количество земли и меценатов. Нравы духовного руководства к тому времени меняются (как и само руководство). А местных жителей окончательно задалбливает неорганизованно шатающиеся личности в округе. В 1857 году Епархией (под давлением местных жителей) принимается решение возглавить бардак и перенаправить финансовые потоки (хоть  к тому времени уже скудные, но все же) в нужное русло, сиречь — основать монастырь. Процесс затянулся на 30 лет…

DSC_8963-25-Blog-73 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
12.

Искали желающих монашествовать в пещерах, потом — деньги на содержание, потом снова желающих (так как первые успели разбежаться). Коллизия разрешилась только 20 декабря 1882 года указом Священного Синода об учреждении Белогорского монастыря. При этом было поставлено обязательное условие: при монастыре должно быть открыто какое-то благотворительное учреждение. Свеженазначеный игумен Петр устроил в монастыре школу–приют для мальчиков.

Более-менее ровно и спокойно монастырь развивался до Великой Октябрьской Революции. “Декрет о земле”, “Декрет о церкви” — сделали из “монастыря со школой-приютом” простой «монастырь с непонятными перспективами”. Худо-бедно продержался он до 1922 года, в котором был официально закрыт по экономическим соображениям (как подавляющее большинство монастырей, не смог стать самостоятельным субъектом экономической деятельности , проще говоря — не смог сам себя прокормить).

Монастырь, что интересно, оную деятельность вести пытался, правда несколько своеобразно. В 1919 году некий Борис Михайлович Клейст, имевший вполне законные полномочия Воронежской Епархии официально взял в аренду подворье монастыря у Белогорского волисполкома. Согласно договору, взял он его под организацию сельскохозяйственного производства (в том числе подразумевающим ремонт построек, приобретение скота, сельхозинвентаря). Но вместо этого Клейст открыл мощи Марии и Иоанна, поместил их в наскоро сооруженную часовню и дал к ним доступ верующим на поклонение. Смею предположить, что не на безвозмездной основе. Действие крайне отдаленно напоминающее открытие сельхозпроизводства, не находите? Думаю, что и деньги на эту авантюру Клейст у государства брал в кредит. В итоге через год заехал Борис Михайлович на десять лет с конфискацией (что как бы тонко намекает на статью за экономические преступления).

Даже не знаю, какой эпизод этой истории наиболее прекрасен. Какие характеры, какой накал! Но всех, пожалуй, переплюнули авторы статьи, неоднократно цитировавшейся в тексте. Не могу удержаться и не привести цитату касательно судебного процесса над Клейстом:

В непродолжительном времени после окончания судебного дела следователь Борис Усатов заболел неизлечимой болезнью. Во время суда он всячески издевался над останками и кощунственно демонстрировал скелеты. Болезнь поражала его медленно и постепенно: в местах расположения желез ( губных, глазных и др.) он обрастал чешуей. Для лечения он был помещен в лучшую столичную клинику, но и там помочь ему не смогли и его постигла страшная и мучительная смерть. [1]

Вполне очевидно, что под “всячески издевался над останками и кощунственно демонстрировал скелеты” речь идет о демонстрации вещдоков во время судебного слушания по делу о экономическом преступлении. Что судье, который умер от чего-то типа рака кожи, к открытию останков был не причастен вообще никак. И суд идет над человеком, который мощи непосредственно осквернил… Но “богоборческая власть” (тм) насколько крепко сидит в головах у отдельных категорий граждан, что авторы готовы вставать на сторону преступника и осквернителя останков двух почитаемых в районе деятелей, захороненных на территории храма, и связывать болезнь судьи с этими событиями. Лишь бы, не дай Бог, ни полнамеком не оказаться на стороне “богоборческой власти” (тм). Хоть с дьяволом, но против большевиков.

DSC_8966-60-Blog-113 Путешествия  Белогорье (Пещерные монастыри ч.1)
13.

Что же было с монастырем и пещерами дальше? “В период 1924 – 1927 гг. Белогорским волисполкомом все надворные постройки монастыря были распроданы под снос. Значительная часть кирпича была продана в с.Саприно на застройку школы.” [1] В 1931 году взорвали все остальное (на кирпич и щебень, которые отправились в Павловск). Пещеры без должного надзора и ухода начали разрушаться.

Во время Великой Отечественной Войны пещеры были взорваны немецко-фашистскими захватчиками в рамках борьбы с советскими партизанами.

До 1997 года пещеры пользовались некоторой известностью у спелеологов, туристов и популярностью у окрестной молодежи, пока не были переданы в ведение Церкви.

В 2013 году Священный Синод постановил“В связи с прошением Преосвященного митрополита Воронежского и Борисоглебского Сергия открыть Воскресенский Белогорский мужской монастырь в селе Белогорье Подгорненского района Воронежской области и назначить иеромонаха Симона (Камнева) на должность игумена этого монастыря”, который мы имели удовольствие посетить в 2017 году.

Что и Вам, уважаемый читатель, настоятельно рекомендую. Очень интересное и атмосферное место!

Источники:
[1] По святым местам России, Греции и Черногории (Телепрограмма, 23.07.05) (комментарий в русле истории)
[2] Шерстюкова Мария Константиновна 
[3] Белогорский Воскресенский Монастырь 

Поделиться ссылкой:

2 comments

Добавить комментарий